Като Ломб (8.02.1909 – 9.06.2003) – пример человека, искренне любящего иностранные языки. Их изучению она посвятила всю свою взрослую жизнь. Какая удивительная судьба у этой известной венгерской переводчицы и писательницы!

Kato Lomb

Она вошла в историю как одна из первых в мире синхронных переводчиков. Като прожила долгую, интересную жизнь, насыщенную путешествиями, общением на высшем уровне и, конечно же, языками. А ведь все могло бы сложиться совсем иначе, не обладай она такой упорной волей и интересом.

Посещая школу, маленькая Като изучала немецкий язык, где по ее словам, тащилась в хвосте своих одноклассниц, ее называли языковой бездарью. Конечно, она не могла соперничать с девочками, для воспитания которых нанимали «фройляйн» или тех, у кого немецкий был родным в семье. Позже ситуация не изменилась: Като напросилась на занятия французского языка, но учительница сама его толком не знала и не могла научить детей. В гимназии все учителя иностранных языков заявили, что языки – это не ее путь, поэтому документы в университет Като подала на естественный факультет.

Физика ей не нравилась, а вот химия пришлась по душе, особенно органическая – потом она часто будет сравнивать органическую химию и изучение грамматики. Она говорила, что нужно усвоить как образуются слова, самому вывести правила, уловить, что нужно добавить или отнять, чтобы из существительного получился глагол или прилагательное. «Это же так просто и интересно! Как играть в конструктор с разными деталями. Как в химии – для получения нового вещества нужно только водородные атомы метана и бензола замещать другими радикалами». Но время в университете не пропало даром, здесь она изучала латынь, отточила свое логическое мышление, которое позже помогало ей проникать в саму суть языка, находить закономерности и выводить правила.

Окончив университет, она все же решила, что хочет связать свою жизнь с иностранными языками. А что если самой преподавать язык? Осталось только выбрать какой: латынь она знала, но не досконально, учителей французского было слишком много, больше, чем учеников, немецкий тоже не подходил. Стабильный заработок мог дать только английский. Но возникала другая проблема – его вначале нужно было выучить, причем с нуля. Вот как сама Като рассказывает о своих занятиях: «Весна 1933 году прошла на ободранном диване снятой комнаты, где я с любознательностью и терпением корпела над книгами. Первым чтением был роман Голсуорси. Через неделю занятий я начала догадываться, о чем приблизительно идет речь, через месяц я стала понимать, а через два – наслаждаться текстом. Чтобы мои будущие ученики получили более твердые знания, я также проработала модный в то время учебник «50 уроков». Язык я преподавала по принципу – «обучая, учимся сами», т.е. опережала своих учеников только на пару уроков. Мне кажется, что недостаток знаний компенсировался моим восторженным и вдохновленным отношением».

В это же время Като устраивается на полставки в фармацевтическую лабораторию, в свободное время пробует переводить письменно. Первые ее переводы возвращаются назад с пометкой: «автор перевода – смелый человек».

Следующим шагом в изучении иностранных языков было принятие действительно смелого решения – учить русский язык и это в 1941 году. Данный момент можно считать переломным в ее жизни. Именно это решение привязало Като к профессии переводчика. А началось все с того, что Като обнаружила два тома русско-английского словаря в букинистическом магазине. Не выпуская свое сокровище из рук, она помчалась к кассе. Стоило это удовольствие совсем недорого и представлено собой довольно затрепанные 2 книги, изданные в 1860 году. В одной из частных библиотек Като нашла несколько классических романов на русском языке, но как сама призналась, не смогла вначале с ними справиться. Помог ей случай – однажды она отдыхала с мужем в Балатонсарсо в маленьком пансионате, где нашла какой-то сентиментальный глупый роман, выпущенный в 1910 году, но у которого были преимущества – он был длинным, напечатанный крупными буквами и довольно простым языком. Като пришлось столько промаяться с этим текстом, что некоторые страницы ей врезались в память навсегда. К более серьезному чтению на русском языке она перешла в 1943 году. В Будапеште шли бомбежки, люди проводили много времени в бомбоубежищах. Эти часы вынужденного бездействия помогли Като значительно продвинуться в русском, правда приходилось прятаться и маскироваться – на каждую вторую страницу толстой венгерской энциклопедии она приклеила страницу из «Мертвых душ» Гоголя. Так она «пропахивала» страницы и целые главы, незнакомые слова пропускала, ведь было опасно пользоваться словарем.

Февраль 1945 принес городу освобождение и в день, когда была отбита городская Ратуша, Като пришла туда в качестве русского переводчика. Ее сразу же приняли и поручили первое задание – представить коменданту нового бургомистра по телефону. Когда Като спросила номер, ей сказали просто поднять трубку. Пятого февраля в Будапеште работала единственная телефонная линия. После этого возможность изучать русский язык стала неограниченной. Беда была лишь в том, что к этому времени Като говорила по-русски бегло, а вот понимала плохо – сказывалось отсутствие практики общения и слушания носителей языка. Те, для кого она переводила или с кем пробовала разговаривать, думали, что она глуховата, и чтобы утешить, кричали в ухо, что как только она оправиться от голодовки должен вернуться и слух, и действительно ей не хватало около 20 килограммов для нормального веса.

В 1946 году Като попала в венгерский офис канцелярии союзнической комиссии. Потом она скажет, что для лингвиста это идеальное место работы, здесь постоянно звучала русская, английская, французская речь. Она постоянно переводила переговоры союзников, это не только расширило ее языковые знания, но и позволило приобрести навык молниеносного переключения с одного языка на другой.

Полюбив языки и открытия с ними связанные, Като уже не могла жить без покорения все новых лингвистических вершин. Следующим языком был румынский, он настолько вдохновил ее, что всего за несколько недель Като прочла роман М. Себастьяна и учебник грамматики Ласло Галди.

Като Ломб довольно подробно описывает свою первую встречу с китайским языком, в ней она видела символ своего отношения к языкам. Впервые открылись курсы китайского при Восточном институте, попасть туда было нелегко, предпочтение отдавалось студентам, желательно филологам. На заявление Като даже не ответили, и она совершенно случайно узнала, что занятия уже идут несколько недель.

Представьте картину: поздняя осень, сумерки, по темным коридорам университета в поисках аудитории, где находятся курсы, бродит Като. Обыскивает этаж за этажом, в здании тихо и темно. Почти отчаивается, как вдруг видит свет в самом конце длинного пустого коридора, устремляется к свету, заглядывает в класс, представляется милой китаянке из Шанхая. Она всю жизнь считала, что темноту тогда осветила не случайность – плохо прикрытая дверь, не лампочка в аудитории, а ее огромное стремление к знанию. Через два года она уже работала переводчиком с делегациями из Китая и переводила на венгерский книги, которые ей особенно понравились. А в 1956 году Като решила осваивать другой восточный язык – и принялась за самостоятельное изучение японского языка.

Параллельно с изучением китайского Като принялась за польский язык. Во время записи на курсы она воспользовалась трюком, который рекомендовала всем, а именно: браться за уровень более высокий, чем позволяют ваши знания. Из трех групп (начинающей, повышенной и для совершенствующихся) она выбрала последнюю. Когда руководитель курсов пытался выудить из нее хоть что-нибудь, она ответила ему: «Пожалуйста, не старайтесь, я не знаю ни одного польского слова». После его удивления и вопроса о выборе группы, она ответила: «Особенно много и упорно должны заниматься те, кто ничего не знает». Като вспоминает, что ее напор и наглость привели руководителя в некий ступор, и он без дальнейших расспросов внес ее фамилию в список самой сильной группы.

Когда у Като появилась возможность поехать в Чехословакию, она тут же купила чешский роман и воспользовалась своим привычным методом, во время чтения книги – разгадывала загадку спряжений и склонений, выделяла правила и записывала их на полях книги. Когда вернулась домой, книга буквально развалилась по отдельным листочкам, зато Като смогла овладеть сутью чешского языка, после этого она стала понимать и переводить украинские и словацкие тексты. А вот с переводами с болгарского было немного тяжелее, но она бралась и за них.

Знакомство с итальянским языком состоялось благодаря предприимчивому частнику, который хотел «сплавить» итальянцам патент на машину для изготовления верхней части обуви. Като принялась за перевод – хотя она и пользовалась активно словарем в тексте остались туманные места. Эта не помешало, а может даже помогло: некая мистичность стиля предоставленной документации привела к заключению контракта.

За испанский Като взялась уже позднее – во второй половине 60-х и краснея созналась, что для чтения использовала перевод на испанский американского бестселлера «Джентльмены предпочитают блондинок». После прочтения книги она проверила себя по учебнику Рудольфа Кирая.

В 90 лет она сохранила прекрасную память и ясный ум, начала изучать иврит и планировала приступить к арабскому.

Большинством языков Като Ломб овладела самостоятельно исключительно при помощи работы с художественной литературой и учебниками. Свой метод она описала в настоящем бестселлере «Как я изучаю языки». Изучая их, она вывела формулу, которую считала рабочей для всех видов деятельности человека кроме  искусства:

Результат = степень интереса + количество энергии и усилий, затраченных на реализацию данного интереса.

Чтобы быть в курсе самого интересного, подпишитесь на рассылку:


Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal